Управление Государственного комитета судебных
экспертиз Республики Беларусь по Могилевской области

Аб`ектыўнасць. Гонар. Айчына.

8(0222) 73-65-40
212022 г.Могилев, ул.Лазаренко, д.58А
e-mail: mg@sudexpert.gov.by
 



Лента новостей за апрель 2014

Судебно-медицинские эксперты - настоящие профессионалы!



Знакомьтесь: Сергей Николаевич Тимошенко, начальник отдела судебно-медицинских экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Могилевской области.
Родился: в 1969 году в Бобруйске в семье водителя автобуса и ветеринарного врача.
Учился: в средней школе № 9; окончил Витебский медицинский институт, спецфакультет Академии МВД по подготовке и переподготовке судмедэкспертов.
Работал: судмедэкспертом в Бобруйском межрайонном отделении Государственной службы медицинских судебных экспертиз, с 1 декабря 2006 года стал его заведующим, с 1 июля 2013 года - начальник отдела судебно-медицинских экспертиз управления госкомитета судебных экспертиз по Могилевской области.
Семейное положение: жена Татьяна Николаевна работает врачом-окулистом первой категории в городской поликлинике № 7. «Мы сидели за одной партой в институте, так что было время познакомиться, — говорит Сергей Николаевич. — А у студентов была поговорка: «Сдал фармакологию — влюбись, сдал топографическую анатомию — женись». Двое детей.

«Все трупы, обнаруженные в подвалах, лесах, водоемах, должны пройти экспертизу»

— Сергей Николаевич, скажите, как вы стали судебным медэкспертом? Ведь работка, что и говорить, не из приятных…

— Лично я в девятом классе мечтал стать… переводчиком, но потом изменил свое решение. Однако с первого раза  поступить в медицинский не удалось, и меня призвали в армию. Служил в знаменитом Кремлевском полку. Кстати, белорусов в нем было много — в тот год со мной были призваны из нашей области 35 человек, в том числе 20 бобруйчан, и все были на хорошем счету. После демобилизации окончил подготовительное отделение Гомельского университета и поступил в Витебский медицинский институт.
А мысль стать судебным медицинским экспертом у меня созрела после третьего курса, что несколько огорчило родителей, они-то видели меня хирургом. По окончании института еще год учился на спецфакультете Академии МВД, где и получил специальность судмедэксперта. Кстати, туда брали только выпускников мединститутов со средней оценкой не ниже четырех с половиной баллов по старой пятибалльной системе... Ведь эксперт должен знать все, в силу обстоятельств быть и хирургом, и лорврачом, и окулистом, и акушером-гинекологом, рентгенологом и т.д. У нас еще говорят: терапевт все знает, но ничего не умеет, хирург все умеет, но ничего не знает, только эксперт все знает, все умеет… но уже поздно.


— Чем занимается отдел медицинских судебных экспертиз?


— Прежде всего, отмечу, что отдел состоит из двух секторов: сектор судебно-медицинских экспертиз и сектор судебно-психиатрических экспертиз. Если говорить о работе судебно-медицинского эксперта, то в отделе проводятся экспертизы: насильственной смерти (дорожно-транспортные происшествия, суициды, огнестрельные, колото-резаные травмы и т. д.); в обязательном порядке — все виды производственных смертельных травм. Все трупы, обнаруженные в подвалах, лесах, водоемах и т.д., все неопознанные трупы должны пройти экспертизу. Проводим также освидетельствование живых лиц на предмет определения тяжести нанесенных травм («снимаем побои»). Существует также экспертиза по половым преступлениям. Работаем по постановлениям органов милиции, прокуратуры, КГБ, в отдельных случаях — по обращениям граждан. Судебные психиатры устанавливают "вменяемость", "дееспособность" граждан, а также решают еще множество других вопросов, необходимых для судебно-следственных органов.


Отдел обслуживает, кроме города, также Бобруйский, Глусский, Кличевский, Кировский районы.

— Выезжаете туда?

— Нет, все трупы привозят к нам. Мы выезжаем только на место происшествия, вместе с работниками следствия, криминалистами, сыщиками. Наш эксперт на месте может определить время и причину смерти. Был случай. Выехали на район. Утверждают, что погибший свалился, мол, с башни. Но все признаки говорили о том, что его переехали машиной и потом уже сбросили с башни. И вскоре преступники признались в содеянном.

«Определить полоний? Запросто»

— Сергей Николаевич, с каким чувством вы обычно приступаете к своей работе с трупом, чувствуете ли страх?

— Перед экспертом стоит множество вопросов, иногда до двадцати, и думаешь лишь об одном: как помочь следствию, ведь на наших заключениях почти всегда строится обвинение. Так что это работа очень важная и ответственная. 


— А правда ли, что люди, работающие в морге — такие циники, что могут во время вскрытия и перекусывать тут же?


— Когда работаешь, ни о какой еде и не думаешь. Конечно, бывают случаи, когда такая потребность есть. Вот, скажем, одному нашему эксперту пришлось исследовать тело погибшего от ножевых ранений (последних было более 330!). Работал он с 10 часов утра до самого вечера, ведь надо было описать каждую рану. Естественно, что он прерывался на обед. Но для этого нет необходимости «перекусывать» над трупом — у нас есть специальное подсобное помещение, имеются различные антисептики, чтобы помыть руки...

— Кстати, а работа ваша не опасная, в смысле возможности заражения «трупным ядом»?

— Бывают трупы уже разложившиеся, полгода и больше пролежавшие. Конечно, особое внимание надо проявлять и при работе с теми, кто при жизни болел туберкулезом. Надо просто быть осторожным, аккуратным. А для этого у нас есть и перчатки, и нарукавники, и специальная стеклянная маска.

— Вы говорили, что в отделе имеется судебно-химическая лаборатория. Может ли она определить отравление, например, полонием, другими ядами?

— Запросто. Наркотики, алкоголь определяем на месте. Более сложные яды, если есть сомнения, посылаем в минскую лабораторию, отлично оснащенную и одну из лучших в странах СНГ.

«Человек должен вести здоровый образ жизни»

— Сколько за год делает вскрытий эксперт?

— Примерно тысячу. Но мы радуемся, когда работы становится меньше. После проведения милицией рейдов по спиртовым «точкам», например, у нас заметно меньше стало и отравлений суррогатами, и суицидов. Вообще, считаю, количество суицидов зависит от алкоголизации.

— Сергей Николаевич, с такой работой как стресс снимаете? Как отдыхаете?

— Стресса как такового нет. Обожаю Бобруйщину с ее лесами. Сюда я отношу и Глусский, и Кличевский районы. Но место, куда меня постоянно тянет, находится в Украине, в селе Несолонь (родина отца) Житомирской области, которое расположено на очень живописном холме.Люблю играть в волейбол, плавать, поэтому часто наведываюсь в плавательный бассейн. А в субботу, обязательно с компанией товарищей, серьезных, спокойных мужчин, иду в баню — полезно веничком попариться. Считаю, человек должен вести здоровый образ жизни. Это то, на что он может влиять сам. Я, например, не курю, и считаю, что табак — это вообще гибельно для человека, не говоря об алкоголе, наркотиках. 

— О чем мечтает главный судмедэксперт города?

— Хочется достойно вырастить детей, внуков поняньчить, а если удастся, то и правнуков. 

http://www.bobruisk.org