Управление Государственного комитета судебных
экспертиз Республики Беларусь по Могилевской области

Аб`ектыўнасць. Гонар. Айчына.

8(0222) 73-65-40
212022 г.Могилев, ул.Лазаренко, д.58А
e-mail: mg@sudexpert.gov.by
 



Лента новостей за апрель 2014

А.И. Швед: О новых формах организации судебно-экспертной деятельности

О НОВЫХ ФОРМАХ ОРГАНИЗАЦИИ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В КОНТЕКСТЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ МЕР ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ ПРЕСТУПНОСТИ, РАЦИОНАЛИЗАЦИИ ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА И ПОВЫШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПРАВОСУДИЯ

А.И.Швед
Председатель Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь,
генерал-майор юстиции,
кандидат юридических наук, доцент

С 1 июля 2013 г. функционирует Государственный комитет судебных экспертиз Республики Беларусь (далее – Государственный комитет). Новый государственный орган призван способствовать решению задач по оперативной защите прав и законных интересов граждан, иных субъектов правоотношений в сфере судопроизводства и тем самым обеспечить судебно-экспертную деятельность на более качественном и современном уровне. Таким образом, наряду с образованием Следственного комитета Республики Беларусь в республике осуществлен очередной важный организационный этап совершенствования досудебного производства в целях реализации принципов состязательности и объективности судопроизводства, обеспечения процессуальной независимости экспертов в уголовном, гражданском и административном процессе. До образования Государственного комитета государственные судебно-экспертные учреждения (подразделения), осуществлявшие одни и те же либо схожие виды деятельности, функционировали в различных государственных органах. Большинство видов экспертиз, выполняемых в Центре судебных экспертиз и криминалистики Министерства юстиции и Государственном экспертно-криминалистическом центре Министерства внутренних дел, совпадало. В каждом из ведомств действовали свои нормативные правовые акты, нередко по-разному регулирующие отдельные вопросы проведения экспертиз, имелись различия в методологических подходах. Сотрудники экспертных подразделений системы МВД нередко привлекались для выполнения многочисленных функций, не связанных с экспертной работой. Все это наряду с недостаточным финансированием стало причиной возникновения целого комплекса проблем в сфере судебно-экспертной деятельности, решение которых было возможным путем выведения экспертных учреждений (подразделений) из структуры правоохранительных и иных государственных органов. 
В истории современной Беларуси предложение о реформировании системы государственных экспертных учреждений впервые прозвучало в Концепции судебно-правовой реформы, в которой отмечено, что для эффективной борьбы с преступностью МВД необходимо освободить от не свойственных ему функций: осуществления предварительного следствия, экспертно-криминалистических исследований (за исключением технических подразделений, обеспечивающих оперативно-розыскную деятельность). По мнению разработчиков концепции, такой подход отвечает общепризнанным нормам международного права и научным рекомендациям, а также позволит обеспечить гарантии прав и законных интересов граждан.
Соблюдение принципов международного права особенно актуально для уголовного процесса. В то же время безусловная практическая их реализация в условиях поручения судом проведения исследований экспертным учреждениям, находящимся в подчинении органов уголовного преследования, с правовой точки зрения невозможна. Согласно Стамбульскому протоколу Управления Верховного комиссара ООН по правам человека «Руководство по эффективному расследованию и документированию пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» от 9 августа 1999 г. лица, проводящие расследование, должны быть независимыми от предполагаемых виновных и от учреждений, в которых они работают, а также компетентными и беспристрастными. Они должны иметь возможность обращаться к объективным медицинским и другим экспертам или право привлекать их для проведения расследования. Прямое нормативное закрепление необходимости обеспечения независимости экспертных учреждений содержится в резолюции Комиссии ООН по правам человека, принятой 23 апреля 2003 г. на 57-м ее заседании при рассмотрении вопросов судебной медицины в контексте защиты гуманитарных прав. Указанная комиссия отметила, что судебно-экспертная служба должна находиться под юрисдикцией судебного или иного независимого органа. Хотя данный документ относится к области судебно-медицинской экспертизы, его сущность связывают и с другими сферами судебной экспертизы. Необходимость обеспечения принципа независимости экспертов установлена законодательством Республики Беларусь, однако ранее существовавшая система государственных экспертных учреждений не в полной мере могла гарантировать его практическую реализацию. В соответствии с требованиями ст. 24 УПК правосудие осуществляется на основе состязательности и равенства сторон обвинения и защиты. Функции обвинения, защиты и осуществления правосудия отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Эксперт не может быть представителем стороны обвинения, равно как и стороны защиты (п. 40 и 41 ч. 1 ст. 6 УПК), им является не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо (ч. 1 ст. 61 УПК), он не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если находился или находится в служебной или иной зависимости от лица, производящего дознание, следователя, прокурора, судьи, защитника, подозреваемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, представителей (п. 2 ч. 1 ст. 85 УПК).
Очевидно, что ранее существовавшая подчиненность Государственной службы судебных экспертиз Республики Беларусь Генеральному прокурору Республики Беларусь не гарантировала с правовой точки зрения независимость судебно-медицинских экспертов от влияния стороны обвинения, которую в уголовном процессе представляет прокурор. По аналогичным основаниям отсутствовали в полной мере правовые гарантии реализации данного принципа и применительно к экспертным учреждениям, находившимся в подчинении государственных органов уголовного преследования, осуществляющих дознание, а также предварительное следствие. Выступая на совещании судей 25 марта 2008 г., Глава государства отметил наличие в нашей компактной стране множества экспертных учреждений в различных государственных органах. Однако, как подчеркнул Президент, это не решает проблему сроков проведения экспертиз, их полноты и научной обоснованности, а заключения, выносимые экспертами различных учреждений по одному и тому же делу, нередко противоречат друг другу. Президент потребовал организовать четкое взаимодействие различных судебно-экспертных учреждений, повысить эффективность их работы, рассмотреть вопрос о сокращении количества экспертных учреждений, а также о создании единого центра.
Образование Государственного комитета позволит обеспечить принятие актуального для судебно-экспертной деятельности законодательного акта, закрепляющего правовые основы и принципы ее осуществления, правовой статус эксперта, дополнительные гарантии его независимости, механизм регулирования вопросов организационного и научно-методического обеспечения экспертной деятельности, а также единый для всех экспертных учреждений подход к срокам проведения экспертиз, расчету затрат на экспертные исследования и порядку их возмещения.
До настоящего времени попытки разработки законопроекта о судебно-экспертной деятельности (подобные законы действуют во многих странах СНГ) не были доведены до конца, в том числе и по причине отсутствия общего мнения о необходимости создания в стране независимого государственного органа, который должен вырабатывать и реализовывать единую государственную политику в сфере судебно-экспертной деятельности. Образование Государственного комитета позволило сконцентрировать ответственность за положение дел в данном направлении государственного регулирования и обеспечить более эффективное развитие указанной деятельности, в том числе путем установления единой системы подготовки кадров, повышения их квалификации и переподготовки, внедрения новых видов и методик судебных экспертиз. Оптимизация штатной численности экспертов, перераспределение ее для снижения нагрузки по отдельным видам исследований уже в настоящее время позволяет решать накопившиеся за многие годы проблемы длительности экспертных исследований.
Ежегодно в стране проводится не менее 350 тыс. экспертных исследований по уголовным, гражданским, административным делам, хозяйственным спорам, материалам доследственных проверок и по запросам субъектов оперативно-розыскной деятельности. В настоящее время около 90 % экспертиз, назначаемых в органы Государственного комитета, стало проводиться в срок до одного месяца. За счет объединения возможностей ведомств, вошедших в Государственный комитет, объединения профессионального потенциала экспертов, а также равномерного перераспределения нагрузки активно сокращается остаток неисполненных экспертиз, накопившихся в последние годы. Для эффективного функционирования Государственного комитета создана трехуровневая система его подразделений (центральный аппарат; управления по областям и г. Минску; районные (межрайонные), городские, районные в городах отделы). Его независимость от какого-либо ведомственного влияния обеспечивается подчиненностью непосредственно Президенту Республики Беларусь.
С учетом того, что более половины численности работающих экспертов Государственного комитета – сотрудники, имеющие специальные звания, в целях сохранения высококлассных специалистов новому государственному органу придан правовой статус военизированной организации. В этой связи материальное, пенсионное, социальное и иное обеспечение сотрудников Государственного комитета, имеющих специальные звания, и членов их семей осуществляется в порядке и на условиях, установленных законодательством для лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел и членов их семей. Правовой статус военизированной организации позволяет Государственному комитету эффективно обеспечивать круглосуточное несение экспертами службы в составе следственно-оперативных групп, их участие в проведении неотложных следственных действий (осмотров мест происшествий, обысков и иных процессуальных действий).
При создании Государственного комитета учитывалась и финансовая целесообразность. В целях сокращения бюджетных расходов численность сотрудников нового госоргана уменьшена, а концентрация финансовых ресурсов, ранее выделявшихся на судебно-экспертную деятельность по линии различных ведомств, позволила оптимизировать их использование, создать условия для улучшения материально-технической базы экспертных подразделений и оснащения их современным оборудованием. Наличие в подчинении Государственного комитета образовательных и научно-практических учреждений призвано закончить разработку и внедрить в экспертную деятельность современные методики исследований, что, несомненно, повысит эффективность судебно-экспертной деятельности. Для правоохранительных органов важна такая составляющая работы Государственного комитета, как ведение учетов и коллекций. Так, благодаря только криминалистическому учету по следам рук в год раскрывается более 12 тыс. преступлений. Вместе с тем преступность не стоит на месте. Появляются новые способы совершения противоправных деяний, расширяется круг предметов, материалов и веществ, с использованием которых совершаются преступления. В этой связи роль розыскной и доказательственной информации, а следовательно и современных методов ее сбора, обработки и использования заметно возрастает. С участием экспертов ежегодно проводится около 150 тыс. осмотров мест происшествий. Без использования их результатов невозможно представить дальнейшее криминалистическое сопровождение расследования преступлений и установление истины в суде. В сложившейся ситуации невозможно обойтись без современных информационных систем, позволяющих хранить, обрабатывать, анализировать большие объемы информации. 
Одной из таких информационных систем является автоматизированная дактилоскопическая идентификационная система (АДИС). В Республике Беларусь в этих целях используется программный комплекс АДИС «Дакто 2000», в котором максимально автоматизированы все процессы обработки дактилоскопической информации: следов рук, изъятых с мест происшествий, дактилоскопических карт граждан и неустановленных трупов. В настоящее время в Государственном комитете проводится тестирование новой версии автоматизированной дактилоскопической идентификационной системы, в которой реализован новый алгоритм поиска и ряд иных функций. В соответствии с межгосударственными нормативными правовыми актами о сотрудничестве организована работа по обмену базами следов и дактилоскопических карт с экспертно-криминалистическими подразделениями стран ближнего зарубежья (Россия, Украина). Ежедневно для проверки по учетам АДИС из стран ближнего и дальнего зарубежья поступает информация по линии НЦБ Интерпола. Еще одним перспективным направлением в осуществлении деятельности по криминалистическому сопровождению раскрытия и расследования преступлений является совместное с правоохранительными органами республики совершенствование средств фото- и видеофиксации. В настоящее время подобными системами оснащены банкоматы, отделения банков, крупные объекты торговли, автозаправочные станции и т. д. В связи с этим значительное число противоправных действий оказывается запечатленным на магнитные и цифровые носители информации видеозаписывающих устройств. В дальнейшем магнитные и цифровые носители используются в системах портретной идентификации, представляются для проведения различных видов экспертиз. Вместе с тем практика их использования показывает, что нередко полученные изображения непригодны для решения задач, связанных с отождествлением личности. Это вызвано рядом объективных факторов. К основным недостаткам систем видеонаблюдения, приводящим к невозможности полноценного использования видеоинформации в целях раскрытия, расследования и предупреждения преступлений, относятся: низкая скорость записи и разрешающая способность видеофиксирующей аппаратуры, использование широкоугольных объективов, а также установка видеокамер на значительном расстоянии от фиксируемых объектов и без учета расположения источников освещения. Решение указанных проблем видится в совместной поэтапной работе по следующим основным направлениям:
1) выработка единых требований по размещению видеофиксирующей аппаратуры и приведение в соответствие ее технических характеристик;
2) повышение эффективности криминалистического отождествления личности путем оснащения Государственного комитета современным программным обеспечением и оборудованием, например аппаратно-программным комплексом для криминалистического исследования видеозаписей «Видеоцифра-2». Осуществление данных мероприятий окажет положительное влияние на оперативность раскрытия преступлений и обеспечение надежной доказательственной базы.
Еще одним немаловажным направлением деятельности для обеспечения общественной безопасности и правопорядка является контроль оборота оружия в стране. Постоянный рост объемов ввозимого в республику нарезного огнестрельного оружия, результаты регулярных операций «Арсенал», проводимых ОВД, постоянно изымаемое из теневого оборота оружие требуют от экспертных подразделений качественного его учета и оперативной проверки на причастность к совершенным преступлениям. Без автоматизации это невозможно. Для функционирования республиканской пулегильзотеки и решения задач идентификационного характера при проведении баллистических экспертиз в Государственном комитете используется автоматизированная идентификационная баллистическая система «ТАИС-040». В настоящее время в данной системе содержатся электронные изображения более 16 тыс. объектов (пуль и гильз), среди которых более тысячи относятся к объектам, изъятым с мест преступлений.
Созданные банки данных стреляных пуль и гильз соединены в единую информационную сеть, в которой возможно проводить автоматический поиск схожих изображений. Наличие данной системы в Государственном комитете позволяет не только существенно повысить эффективность функционирования республиканской пулегильзотеки и результативность проведения идентификационных баллистических экспертиз, но и осуществлять тесное международное сотрудничество, ведь аналогичные системы установлены в экспертно-криминалистических подразделениях России, Украины, Молдовы, Литвы, Латвии, Армении, Абхазии, Кыргызстана. Названные организационно-правовые, научно-технические, методические и иные мероприятия по совершенствованию судебно-экспертной деятельности призваны повысить эффективность борьбы с преступностью, а также обеспечить безусловную защиту прав и законных интересов участников уголовного, гражданского, административного процессов.